12.02.2024

РЕДАКЦИЯ  PRESS.LV
Латвия

РЕДАКЦИЯ PRESS.LV

Новостной портал

РУССКИЕ В ЛАТВИИ НЕ ГОСТИ И НЕ ПРИШЕЛЬЦЫ

Новая книга Ильи Дименштейна «Русская Рига 1710-1914»

РУССКИЕ В ЛАТВИИ НЕ ГОСТИ И НЕ ПРИШЕЛЬЦЫ
  • Участники дискуссии:

    5
    5
  • Последняя реплика:

    19 дней назад

«Русские в Латвии не гости и не пришельцы»: Илья Дименштейн 
 
Имя журналиста и краеведа Ильи Дименштейна известно всем, кого интересует история Риги и Латвии. Из-под его пера вышли такие книги, как «Русская Рига», «Имена русской Латвии», «Рига и рижане», «Наша Юрмала», «Рижский курорт Вецаки», «Рига нашей молодости: 1945-1991» и др. В декабре увидела свет новая книга Ильи — «Русская Рига 1710-1914». Половина тиража разлетелась буквально за две недели.
 
С Ильей Дименштейном мы знакомы и дружны еще с 80-х. Про таких журналистов говорят «легкое перо». В книгах Ильи история не превращается в гербарий, засушенный цифрами и фактами, а предстает живой, осязаемой, увлекательной — без пафоса и музейной пыли.
 
В новой книге Ильи «Русская Рига 1710-1914» нет ни грамма скуки. Никаких трескучих фраз и превосходных степеней. Просто отличный журналистский слог, колоссальный труд по сбору материала, уникальные иллюстрации (Илья всю жизнь собирает старинные открытки), факты, которые невозможно оспорить, и живые голоса людей, звучащие с каждой страницы.
 
Рига многонациональная
— Илья, твоя первая книга о русской Риге вышла в 2002 году. С тех пор вот уже на протяжении более двадцати лет ты обращаешься к этой теме. Чем она тебе интересна?
Прошлое страны, в которой я родился и вырос, не может не вызвать интереса. К тому же сама жизнь и профессия журналиста постоянно выводила меня на темы, связанные с историей Латвии и Риги. Работая в газете «Юрмала» в 80-е годы, я делал очерки об истории курорта, меня интересовали его гости — известные русские писатели, которые отдыхали на Рижском взморье: Гончаров, Лесков, Андреев...
 
Позже, придя в газету Rīgas Balss, я стал вести рубрику «Прогулки по городу», где открывал читателям малоизвестные уголки столицы.
При этом меня интересовал не только так называемый русский след. Меня интересовала многонациональная Рига — вклад в ее развитие немцев, шведов, латышей, русских.

Поверь, читателям было одинаково интересно узнавать о таких исторических личностях, как Эрнст Иоганн Бирон или Фридрих Иероним фон Мюнхгаузен, Карл XVI или Вера Мухина.
И было совершенно неважно, кто из них был шведом, кто немцем, а кто русским...
— Что изменилось потом?
После того как Латвия стала независимой, я увидел, что из истории страны стали изымать ее русские страницы. Эта несправедливость меня поразила.
Честно признаюсь: было очень больно. Как же так? Шведская Рига существовала, немецкая Рига тоже... А русской Риги не было?! 


Я решил, что должен рассказать правду: русские в Латвии не гости и не пришельцы, которые появились здесь после 1945 года. Русские живут в Риге с XIII века. В самом сердце Старого города, там, где сейчас находится Сейм, был Русский квартал. А улица Алдару с 1345 года до XVII века носила название Русская улица (Krievu).

Мне хотелось, чтобы мои читатели узнали о том, как русские купцы строили в Риге дома, которые до сих пор являются гордостью столицы. О том, как русские люди сохраняли наследие страны, как направляли все свои силы для процветания Латвии... Для меня было это очень важным.

-- Я знаю, что первая же твоя книга столкнулась с негативной реакцией...
Действительно, некоторые политики — не хочу называть их имена, — увидев мою книгу на полках, назвали ее провокацией.
«Не рассказывай сказки! — с пеной у рта кричал мне один политический деятель. — Никакой русской Риги не было!» 

А я никогда не рассказывал сказок. В каждой моей книге — будь то книга об истории Юрмалы, курорта, возникшего во времена царской империи, или о Вецаки (к слову, эта книга появилась во многом благодаря Илоне Яхимович, которая очень любит тот район) — я опирался только на исторические факты, архивные документы, свидетельства очевидцев. 

Не менее бурную реакцию вызвала в свое время книга «Рига нашей молодости: 1945-1991», в которой я объективно отразил время, которое сейчас принято мазать исключительно черной краской, вспоминая о том, как в магазинах не было колбасы и сапог. Я далек от идеализации советской эпохи, но я жил в это время и точно помню, что в те годы было не только плохое, но и хорошее.


О том, какой была Рига до 1991 года и какая атмосфера в ней царила, в моей книге рассказывали очевидцы событий: директора заводов и фабрик, бармены и официанты ресторанов, завсегдатаи художественных галерей и мастерских, архитекторы, художники, писатели, поэты, артисты...
Пешком по городу
— О чем узнает читатель, прочтя твою новую книгу — «Русская Рига 1710-1914»?
Моя новая книга «Русская Рига 1710-1914» — продолжение рассказа о вкладе русских, людей русской культуры в процветание нашего города. В его экономику, архитектуру, образование, культуру. Вы узнаете, где на средства русских купцов и предпринимателей построены роскошные дома, до сих пор являющиеся украшением Старого города и центральных улиц. Узнаете, в каком районе Риги выпускали первые в Российской империи автомобили и где изготовили линолеум для знаменитого парохода «Титаник»...

Вы прочтете о том, где родилась Елена Сергеевна Булгакова, жена и муза автора «Мастера и Маргариты», и увидите дом, в котором в Риге жила та, что стала прообразом Маргариты. И узнаете адрес, по которому останавливался в Риге Федор Иванович Шаляпин.

Вместе с читателями мы пройдемся по интересным местам города. Расскажем о русском следе Цитадели и о том, что сегодня уцелело от нее; о том, какая из центральных улиц названа в честь русской императрицы, и о неизвестном Московском форштадте; о том, кто из знаменитостей еще в XVIII веке жил в Казармах Екаба, и о секретах Бастионной горки.

Вы узнаете, где в Риге была Гусарская улица и в честь кого она была названа, почему во время приезда в Ригу последнего русского императора Николая II открывали сразу два памятника Петру I и что сегодня находится на их месте...

Тургеневская улица 100 лет назад. 
Меня очень заинтересовала глава, посвященная Болдерае, которая считается самым русским районом столицы...
Да, немного найдется в Риге районов, которые дали бы столько знаменитых людей, как Болдерая. Отсюда родом космонавт Владимир Соловьев, замечательный российский актер Юрий Богатырев, который родился и прожил здесь первые пять лет своей жизни.

Вряд ли кто-то из тех, для кого родной язык русский, не слышал песни «Врагу не сдается наш гордый «Варяг». Но мало кто знает, что Всеволод Федорович Руднев — наш земляк — был командиром "Варяга". Родился он в крепости Динамюнде, которая с 1893 года стала называться Усть-Двинском.
Против мейнстрима
— Говорят, что когда человек делает доброе дело, ему помогает вся Вселенная. У тебя тоже так происходит, когда ты работаешь над книгами?
Знаешь, иногда мне вправду кажется, что меня кто-то ведет, знакомя с уникальными людьми, которые могут рассказать интересную историю или передать важный архивный материал.

В моей жизни случались совершенно неожиданные встречи. Например, однажды после презентации очередной книги ко мне подошел солидный человек — выяснилось, что это потомок знаменитого купца Боброва, дед которого построил знаменитый дом на углу улиц Смилшу и Алдару. Он подарил мне книгу, которую написала его мать. Поэтому мою книгу «Русская Рига 1710-1914» открывает глава под названием: «Русское купечество: отцы и внуки».

Вы удивитесь, когда узнаете, сколько славных представителей купечества внесли свой вклад в развитие нашего города: Алихановы, Алипьевы, Воробьевы, Камкины, Климовы, Ковалевы, Кузубовы, Куликовы, Максимовы, Назаровы, Нестеровы, Фадеевы, Фирсовы, Шишкины...
Илья Иванович Бобров с домочадцами, 1897 год
А однажды — тоже совершенно неожиданно! — мне попала в руки книга легендарного Аркадия Францевича Кошко, которого за границей называли русским Шерлоком Холмсом и который долгие годы руководил рижским сыском. Поэтому в своей новой книге я с удовольствием рассказываю о преступлениях, которые знаменитому сыщику удалось раскрыть в нашем городе.
— Твоя книга «Русская Рига 1710-1914» вышла в год, когда в Риге снесли памятник Пушкину. Не боишься оказаться вне мейнстрима?
Я никогда не любил мейнстрима. Более того, мне кажется, что моя книга вышла как раз вовремя. Может быть, прочтя ее, люди узнают что-то другое, новое, а не только то, о чем сегодня кричат с трибун и экранов телевизоров.
Я глубоко убежден, что людей нельзя делить на нации — те, которые выше, и те, которые ниже. Такое однажды уже было в нашей истории, и все мы помним, чем это закончилось...
ПОЧЕМУ ВЕРЕ МУХИНОЙ В РИГЕ НЕТ ДАЖЕ БЮСТА?
(Отрывок из книги Ильи Дименштейна «Русская Рига 1710-1914». Публикуется с разрешения автора.)
 
Рига дала миру выдающегося скульптора — Веру Игнатьевну Мухину. Но на родине ей нет даже бюста. Единственное свидетельство, что скульптор родилась в Риге, — скромная мемориальная доска, установленная еще в советское время на улице Тургенева, 23/25.
 
Дед Веры Кузьма Игнатьевич был купцом 1-й гильдии, почетным гражданином Риги. Удостоился он этого звания не благодаря богатству, а потому, что был среди первых жертвователей. После того как во время пожара 1812 года сгорела Благовещенская церковь (на углу Тургенева и Гоголя), бОльшую часть средств на восстановление дали Мухины. Жертвовали и на строительство новых храмов — Троице-Задвинского, Покровского, — приютов...
 
...Будущий скульптор родилась в 1899 году в доме на улице Тургенева, 23/25. Одноэтажный деревянный, он стоит и поныне. Когда в 2000-е дом приглянулся бизнесменам и возникла опасность сноса, чиновники от культуры «вдруг» поставили под сомнение, что скульптор родилась именно здесь. Тогда архивистам удалось обнаружить доверенность, написанную в 1890-м на имя отца Мухиной Игнатия Кузьмича. В том, что он проживает именно на Тургеневской улице, 23 (ныне 23/25).
 
Попутно архивисты выяснили, что дом, где родилась Вера Мухина, — среди трех старейших в Московском форштадте: построен сразу после пожара 1812 года. До этого датой его рождения считался 1876-й. Так после долгих проволочек в 2007-м дом включили в список памятников архитектуры. Но не государственного значения, а местного. Это означает, что сносить и перестраивать его нельзя, однако финансовую помощь на сохранность государство не дает. Да и в охранный список дом вошел не благодаря тому, что здесь родилась скульптор с мировым именем, а... как образец деревянного ампира.
 
...Отец Веры Игнатий Кузьмич, как и дед, числился купцом 1-й гильдии. Но торговой жилки в нем не было — мечтал стать архитектором. За глаза его называли неудачником и чудаком. Женился поздно, в 39 лет. В жены взял 18-летнюю дочь аптекаря из города Рославля Смоленской губернии Надежду Вильгельмовну Мюге. В ее роду были французы: дед попал в Россию в обозе наполеоновских войск... «Мои художественные наклонности перешли ко мне от отца, — вспоминала Вера Мухина. — В молодости он любил копировать картины Айвазовского, с него в живописи начинала и я...»
 
Сам Игнатий Кузьмич не дожил до триумфа дочери — умер, когда ей было 15 лет. Позже она переехала к родным в Курск, затем в Москву. Там и приходит к ней известность.
 
В 1937 году, возвращаясь после Всемирной выставки в Париже, где впервые была выставлена самая знаменитая работа Мухиной «Рабочий и колхозница», Вера Игнатьевна посетила родовое гнездо. К тому времени она осталась единственной наследницей многочисленного мухинского наследства в Латвии и, по бытовавшим долгие годы рассказам, отказалась от него. В СССР, мол, миллионершу могли бы поставить к стенке.
 
Однако уже в наше время выяснилось, что все это байки — никаких документов и расписок обнаружено не было. Это не помешало правительству Карлиса Улманиса перенять в собственность всю недвижимость Мухиных стоимостью четыре миллиона латов!
 
...В 1990-е годы сын Веры Игнатьевны Всеволод Замков попытался восстановить справедливость. Но из шести гектаров недвижимости удалось вернуть лишь один. Справедливость по-латвийски — она ведь не для всех...
 
Проявилась эта самая «справедливость» и в том, что Мухиной на ее малой родине нет ни памятника, ни бюста, ни барельефа. Когда в 2000-е на совете по памятникам Рижской думы рассматривалась инициатива об установке памятника Мухиной — хотя бы в благодарность за то, что она спасла от уничтожения памятник Свободы, ваш автор услышал «компетентное мнение» латышских искусствоведов и историков, что «нет письменных доказательств».
 
О том, что «мама горой встала за памятник Свободы», писал ее сын Всеволод Замков. Но он для местных искусствоведов чужак...
 © Елена СМЕХОВА
ФОТО из архива Ильи Дименштейна

Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

Игорь Гусев
Латвия

Игорь Гусев

Историк, публицист

СЛАВЯНЕ-ВЕНДЫ

Непопулярная тема латвийской истории

Константин Залесский
Россия

Константин Залесский

Историк и журналист

ЭПОХА ЕВРОПЕЙСКОГО ФАШИЗМА. ЛЕКЦИЯ 3.

Признаки фашизма. Этатизм

Артём Бузинный
Беларусь

Артём Бузинный

Магистр гуманитарных наук

БРАТСКАЯ ПОМОЩЬ

Где советский народ успел набрать интернациональных долгов?

Antons Klindzans
Германия

Antons Klindzans

КАК СОЗДАВАЛСЯ МИФ ОБ ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ ДРЕВНЕЙ АНГЛИИ

Фотоотчет

ЧТО ОБЩЕГО МЕЖДУ РИЖСКИМ МУЗЕЕМ ОККУПАЦИИ И БЕРЛИНСКИМ РЕЙХСТАГОМ?

 в 1990 им было 40 лет жизни в Латвии В 1990 году нам Latvijas Tautas Fronte торжественно обещала, что в свободной Латвии будет два языка (из которых второй, конечно, не китай

ЭПОХА ЕВРОПЕЙСКОГО ФАШИЗМА. ЛЕКЦИЯ 3.

Сверхчеловечность это только часть определения истинного фашиста. Вторая часть это расчеловечивание всего остального человечества. Фашисты считают людьми только самих себя. А остал

БРАТСКАЯ ПОМОЩЬ

Израиль если и можно назвать "социалистическим", то только в смысле национал-соиалистическим.Нацистская Эстония не имеет права на существование точно так же, как и нацистский Израи

ФЕМИДА СО СТРАУСОМ

Ну хотелось как-то по культурней. А то, мы этого не делали, но если кто-то другой, то это не наше дело. Тем временем запретили РФ провести свое расследование, да и странно- трубу

ИНТЕРЕСНЫЙ ВОПРОС

Опять понос изо рта. Талдычит про Землячку с Бела Куном, видимо в методичке другого нет. Еще раз повторяю, ваши грехи на два ПОРЯДКИ многочисленнее, а уж по степени разложения испо

ТАТЬЯНА ЖДАНОК..

Так это же Домбровскису в Киргизии именно ФСБ на хвост наступила, прямо в номере отеля, а после этого, сразу же, Таню Андриец из тюрьмы выпустили. Ведь умеют, когда захотят. Так чт

КАК СОЗДАВАЛСЯ МИФ ОБ ОЧЕНЬ-ОЧЕНЬ ДРЕВНЕЙ АНГЛИИ

А ваше разрешает вам все! Что и требовалось доказать!

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.