СООТЕЧЕСТВЕННИКИ

27.12.2022

Алексей Стефанов
Латвия

Алексей Стефанов

В России есть желание жить!

Переселенцы из Латвии

В России есть желание жить!
  • Участники дискуссии:

    17
    98
  • Последняя реплика:

    больше месяца назад

В России появилось желание жить, говорит теперь уже бывшая рижанка, ныне псковичанка Вера. В России она чувствует себя в безопасности. А переехать в Псков вместе с пожилой мамой и несовершеннолетней дочкой она умудрилась всего за три месяца и теперь с удовольствием обживается.

Так получилось, что в Риге с Верой мы знакомы не были, но общались с момента решения об отъезде из Латвии, когда она впервые написала об этом в моем Telegram-канале. Позже выяснилось, что с ней планируют переезжать еще три семьи (одна пока осталась). Все — люди среднего возраста, с хорошим образованием, но чувствующие себя в Латвии изгоями.

Выбор остановили на Пскове, Вера и еще две семьи туда и переехали. Причем всего за два дня до нашей встречи. Получилась беседа на четверых: журналист — и по одному представителю от каждой семьи.

Все они в один день погрузили вещи в машины в Риге и через Эстонию приехали в Псков. Вера переехала с 83-летней мамой и 15-летней дочкой. В ближайшее время планирует перевезти еще сына, невестку и внука, у них вот-вот должен родиться второй ребенок, это и остановило. Алина пока обосновывается одна, в планах перевезти родителей. Забрать своих чуть позже рассчитывает и Андрей — он также пока перебрался один.

Правда, в деталях о себе рассказала пока только Вера. Алина и Андрей боятся за безопасность близких в Риге и почти ничего о себе не рассказали. Договорились вернуться к интервью, когда завершат все свои дела в Латвии.


Когда пошли аресты, стало понятно — нужно уезжать

«В Латвии меня больше ничего не держит — детей и внуков я перевезу, а из близких практически никого не осталось. Папа ушел три года назад, друзья разъехались еще в кризисном 2008 году — кто в Европу, а кто в Россию. Перед отъездом хотела со всеми, кто мне дорог, встретиться и поняла, что на месте осталось всего две семьи, с которыми дружим уже по 30 лет. И это все», — рассказывает Вера.

Она родилась и всю жизнь прожила в Латвии. Но опыт жизни в России был — в 2010 году с мужем вынужденно уехала в Белгород ухаживать за пожилой мамой супруга. У Веры, в отличие от Алины и Андрея, есть гражданство России — не хотела жить со статусом негражданина, а сдавать на гражданство Латвии не пошла. Говорит, не смогла бы лебезить перед экзаменаторами и рассказывать «про выдуманную оккупацию Латвии или варварскую Россию». Поскольку считает, что все это переписанная в выгодном ключе история. Говорит, «все равно бы нахамила им и ушла».

«В Белгороде я неплохо устроилась: у нас был дом, у меня — интересная работа, прекрасная заплата, но в 2014 году пришлось уехать. Я возвращалась к родителям — папа стал плохо себя чувствовать. Ехала, как мне тогда казалось, домой», — отмечает Вера.

А спустя два года после возвращения в Ригу заболел муж и ей пришлось забыть про высшее образование, сменить профессию и пойти работать кондитером в супермаркет Rimi. Как говорит Вера, работа была на износ, но даже она понравилась — в Латвии люди так устроены, что находят в себе самые разные таланты и влюбляются в новое дело.

«До кризиса 2008 года я работала на фабрике Dzintars начальником аналитического отдела. Ушла в декрет, а возвращение на работу плавно перешло в сокращение. Были и плюсы в этом — у нас на двоих с мужем было много детей, и они как раз подошли к возрасту, когда нужно находиться дома и контролировать их. Но и муж остался без работы. Он работал в Рижской думе программистом. Однако, потому что русский, первым попал под сокращение. Вот после этого мы и уехали в Белгород, а вернулись в страну, в которой все стало только хуже — не только с работой, но и с отношением к русскоязычным жителям», — отмечает Вера.

Последней каплей стало 10 мая, когда рано утром трактор сгреб принесенные к монументу Освободителям Риги от немецко-фашистских захватчиков цветы и выбросил их в мусорный контейнер.

«Мы сидели 10 мая с утра и рыдали — очень переживали. А когда пошли аресты, стало понятно — нужно уезжать. В середине июня пошли на первую консультацию в консульство России в Латвии, 24 июня в представительстве МВД РФ на улице Валдемара был телемост с Псковом, а 25 августа, когда снесли наш монумент, мы ехали подавать документы на переселение. Уехали бы раньше, но пришлось собирать много документов, переводить их. Все это заняло много времени и обошлось в приличную сумму денег. Но, если ты понимаешь, что в Латвии ты не нужен, а в России есть хоть какой-то шанс, оно того стоит», — уверена Вера.


Может включиться репрессивный аппарат

«Сложились воедино все факторы. Психологически очень тяжело, когда в новостях тебе рассказывают весь этот европейский пропагандистский бред. И даже снос памятников можно как-то пережить, но когда они начинают трогать братские могилы, вырывать кости — это натуральный сатанизм, — возмущается Андрей. — А тут еще с экономикой полный провал. И вопрос с безопасностью. Я так вижу развитие ситуации: может включиться репрессивный аппарат. Как минимум, начнут изымать ценности у населения».

Еще три года назад — в доковидном 2019 году Андрей сидел с Верой и остальными друзьями из общей компании и утверждал, что монумент Освободителям Риги будет снесен. Как говорит Вера, она была в шоке и не могла в это поверить. И не только она. «Ну не может такого быть!» — говорила. А в итоге все получилось именно так, как Андрей и прогнозировал.

«Это было совершенно очевидно. То, что случилось в феврале этого года на самом деле произошло намного раньше. Вся эта программа была запущена еще 30 лет назад. Ситуация зрела, то ускоряясь, то замедляясь. В 1991 году я тоже не понимал, к чему все идет. А в 1995-1996-м мне все стало очевидно», — заявил Андрей.

«Вот в том числе поэтому мы и уехали, — дополняет его слова Вера. — Потому что есть дети, внуки, есть мама. И то, что все эти 30 лет мы всегда оставались на вторых ролях, терпеть дальше было нельзя. Ведь даже на хорошую работу невозможно было устроиться. Я даже не говорю про государственную службу. Для меня показателем было то, что в том же Rimi весь менеджмент состоял исключительно из националов. Никогда туда не возьмут русского человека. Сидят малограмотные или вообще безграмотные люди и руководят нами. Как с этим жить?».


Оказалось, что вывозить евро из Латвии нельзя

Вера могла бы уехать и раньше, но тормозили документальные дела и две квартиры — мамина и своя. Их нужно было продать, а деньги каким-то образом перевезти. С этим получился настоящий квест — банковские операции между странами уже были полностью заморожены, а вывод за переделы ЕС национальной валюты попал под полный запрет. Но она со всем справилась.

«Один договор купли-продажи мы подписали в начале сентября, второй — в начале октября. Все складывалось хорошо, но вдруг начались сложности. В конце октября, когда мы запустили окончательный процесс продажи, не все нотариусы соглашались работать с гражданами России. Хотя я объясняла, что являюсь постоянным жителем Латвии и получала российский паспорт, не выезжая из Латвии. Затем оказалось, что вывозить из Латвии евро нельзя. Разрешено любую другую валюту, например, рубли или доллары», — вспоминает весь этот процесс Вера.

От идеи менять евро на рубли пришлось отказаться — в латвийских банках оказался грабительский курс. Пришлось выстраивать целую схему. В банке виртуально менять евро на доллары, переводить их на счет в компании Tavex, а уже через них обналичивать. И, конечно, терять на этом приличный процент.

При этом каждый перевод нужно было разъяснять банку — снять свои собственные деньги с продажи квартир, что подтверждается всеми документами, оказалось очень сложно. А под конец с очередным траншем пришлось еще и подписывать документ, что получаемые наличными свои собственные деньги Вера обязуется не вкладывать в недвижимость за рубежом. Полный бред.


В России есть желание жить

«Накануне переезда мы с приятельницей — риэлтором, которая как раз помогала продавать мне квартиры в Риге, приехали в Псков на разведку (та самая четвертая семья, которая пока осталась). На этот момент у нас уже были поданы документы в консульство РФ в Риге и получены зеленые книжечки переселенцев. Мы провели в Пскове неделю и свернули горы. Андрей смеялся, что если нас еще на неделю там оставить, мы на работу устроимся и начнем зарабатывать деньги. Но это правда — в России нет такого депрессивного состояния, как в Латвии. Здесь есть желание жить», — уверена Вера.

Что удалось сделать за неделю: за три дня оформить все документы приятельнице-риэлтору для того, чтобы подать их на РВП (разрешение на временное пребывание). Пройти медицинскую комиссию. Сходить в Управление образования и договориться об обучении дочери Веры. В Риге она училась в колледже — на латышском и с удаленкой длинною в два года. Но уровень образования в Латвии настолько низкий, что ее 9-й класс в латвийском колледже в России тянет максимум на 7-й класс. В итоге и этот вопрос удалось решить.

И еще арендовать квартиры. С этим и вернулись в Ригу.


В безопасности физически и духовно

«Я тоже приехала осенью на разведку в Псков. Подала документы на переезд и неделю провела здесь. Первое чувство, которое испытала, — душевное спокойствие. Ты можешь спокойно думать, рассуждать, даже спокойно разговаривать по телефону. В Риге после начала СВО было страшно говорить по телефону на русском в общественных местах, в транспорте. Просто подходили и отбирали телефоны. Или кричали: почему в нашей стране ты говоришь по-русски?! Я больше никогда не хочу это чувствовать», — говорит Алина.

Она признается, что ее брат уже давно живет и работает в Ирландии и очень удивился, когда она решила ехать не к нему, а в Россию. Да еще и родителей перевозить туда.

А я ему объяснила, что именно потому, что хочу чувствовать себя в безопасности, как физически, так и духовно, еду не в Европу, а в Россию.


Ситуацию может спасти лагерь для переселенцев

Что еще рассказали новые псковичи. В паспорт переселенца — ту самую зеленую книжечку можно вписать до 10 человек, а осуществить переезд всех сразу или по очереди в течение пяти лет. На каждого переехавшего положена компенсация. В разных регионах по-разному. В Псковской области от Управления труда (в других регионах госорганы могут называться иначе) — 14 тысяч рублей, от МВД — 30 тысяч рублей на работающего и 25 тысяч на детей, пенсионеров. Про компенсации на покупку квартиры пока только идут разговоры, но возможно что-то выделят и на это.

Но, как говорит Вера, дело не в компенсациях и плюшках, а в возможности вздохнуть, наконец, полной грудью, освободиться от всех этих многолетних унижений по национальному признаку, почувствовать себя, наконец, людьми не второго сорта.

По ее словам, чиновники все это прекрасно понимают и во всем идут навстречу:

Они люди очень открытые, контактные, никто нам не нахамил, не послал, фашистом не назвал.

«Отношение российского государства к переселенцам действительно сильно изменилось в лучшую сторону. Пять лет назад ситуация была другой, — подтверждает слова Веры Андрей. — Но я все-таки не согласен с утверждением, что никто из наших ничего не ждет от России. Хорошо, когда человек может продать в Риге две квартиры и купить, как минимум, одну в Пскове. И какое-то время, пока оформляет документы, устраивается на работу, организовывает быт, жить на оставшиеся деньги. Но есть немало людей, которым нечего продавать. И даже приехать на разведку затруднительно — это же и виза, и дорога, и проживание».

Андрей считает, что стоило бы помогать переселенцам побольше, — чтобы, переехав, человек или семья не умерла с голоду, не замерзла на улице. Это даже мог быть какой-то лагерь для переселенцев, в котором бы оказывалась помощь в том числе по поиску работы. Тем более, что те компенсации, о которых рассказала Вера, выплачиваются не сразу. До их получения все равно нужно жить на свои.

«В итоге все это приводит к тому, что позволить себе переезд в Россию может только определенная категория обеспеченных финансами людей. Только она сейчас может потянуть переезд, потому что это дорого. И это мы говорим про Псков, а если человек планирует переехать во Владивосток? Ему вот также нужно поехать туда на разведку, поставить печать в зеленой книжечке, которую он получает в консульстве в Риге, вернуться домой, собрать вещи, везти их так далеко… Определенно, нужно срочно думать, как изменить эту систему», — считает Андрей.

«Да, нужно срочно что-то исправлять в этой системе переселения соотечественников, — уверена и Алина. — В Латвии к чему-то явно готовятся, максимально прижимают русских. И может наступить такой момент, когда люди будут фактически бежать. Даже мы уже боялись, что это будет не переселение, а эвакуация. Слово страшное, но именно этим все может закончиться».


Подписаться на RSS рассылку
Наверх
В начало дискуссии

Еще по теме

IMHO club
Латвия

IMHO club

Как работает программа «Соотечественник»

Поделился Родион Гринкевич

Мирослав Митрофанов
Латвия

Мирослав Митрофанов

Политик, депутат Европарламента

ПРО ТЕЛЕКАНАЛ «ДОЖДЬ», ЯДЕРНУЮ ВОЙНУ

И ВЫБОР В ПОЛЬЗУ ПУТИНА

Виктория Матуль
Россия

Виктория Матуль

блогер

На улице не идет rain

На душе нету pain

IMHO club
Латвия

IMHO club

Бежавшие из Прибалтики

В Россию

В ПРЕДБАННИКЕ ОКОЛО КПП НА ГРАНИЦЕ СИДЕЛИ ЧЕТВЕРО

Френчфрай вкусно, а русишфрай не пробовал.

ПРОКУРОР ЗАБОЛЕЛА, СУДА НЕ БУДЕТ.

Интересно, кто же эта загадочная дама из списка?

ДВА ГОДА ВОЙНЫ...

Вы никогда не понимали, что такое "нацизм" Для Вас это обзывательство.

ИНТЕРЕСНЫЙ ВОПРОС

Не обязательно по третьим странам ловить, можно и с вторыми странами договориться, если выйти с интересным предложением. Даже с Украиной меняются пленными.

ЧТО ХОЧЕТ ОТОБРАТЬ У РОССИИ ГЕРМАНИЯ...

Интересно, а подлодки в состав флота не входят, что-ли?

КОРЕННОЙ ПЕРЕЛОМ

Ах-ха... Все так и кинулись умирать за зелю.

​МАРИНА ИЗ ДОНЕЦКА

Речь там не о городе, а всем виленском районе это километров сто судя по маштабу на карте. Изворачиваешься. Говорится там о говоре, православного говора пока не придумано. Все это

Мы используем cookies-файлы, чтобы улучшить работу сайта и Ваше взаимодействие с ним. Если Вы продолжаете использовать этот сайт, вы даете IMHOCLUB разрешение на сбор и хранение cookies-файлов на вашем устройстве.